Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: IN-44
Author(s) of the publication: Л. Б. Алаев

share the publication with friends & colleagues

31 мая 1807 г. глава Временной комиссии по налогообложению дистрикта Бхаруч (Индия) Дж. Л. Прендергаст направил в департамент налогов Бомбейского президентства доклад об аграрных отношениях в нескольких деревнях округов Бхаруч и Анклешвар (ныне - штат Гуджарат). К докладу он приложил копии документов, хранившихся у писца дер. Паркхет и в окружном управлении г. Анклешвар. Аккуратный клерк прекрасным почерком переписал отчет и приложения к нему в очередной том "Дневника департамента налогов" 1 . Это произошло 2 февраля 1808 года.

Почти через 160 лет я попал в архив штата Махараштра, раскрыл один из фолиантов "Дневника", и неведомая прежде деревня Паркхет вдруг стала реальностью, перед глазами появились живые люди - ее жители, которые как бы заговорили со мною о своих трудностях. Ведь только неприятные нарушения привычной жизни заставляли людей в то время обращаться к бумаге.

Затем я стал уже специально разыскивать материалы о Паркхете, иногда приводя этим в смущение местное начальство: что могло заинтересовать иностранца в ничем не примечательной деревне? В 1967 г. Паркхет посетила Г. М. Григорьева, являвшаяся тогда переводчицей группы советских нефтяников (р-н Анклешвара - сегодня одно из важнейших мест добычи нефти в Индии). Ее полевой дневник лег в одну папку с переписанным мною отчетом Прендергаста. Потом в архиве я нашел список землевладельцев деревни за 1904/05 нал. г., а в налоговом управлении Бхаруча подготовили такой же список за 1967/68 год. Наконец, в марте 1968 г. я побывал в этой деревне, расспрашивал сарпанча, главу местного самоуправления, и других лиц об истории деревни и нынешнем ее состоянии. Узнав, что я интересуюсь их прошлым, а отнюдь не тем, что в деревне недавно было найдено мертвое тело, местные жители с большой охотой отвечали на все вопросы. Раджпуты (воинская каста) тут же заказали у барота - хранителя генеалогии раджпутских родов, проживавшего в Бхаруче, копию своего генеалогического древа, и вскоре я ее получил. Патидары 2 не имеют собственного генеалогиста, но соответствующие записи ведут. Свою родословную они изготовили для меня сами. Бохры 3 таких записей вообще не имеют, так что имен их прадедов и дедов я узнать не сумел. Но, как выяснилось, это не имело большого значения, ибо в генеалогиях, которыми меня снабдили, не удалось найти имен лиц, упоминаемых в источниках.

Жизнь прежней индийской деревни чрезвычайно многослойна и гораздо более стратифицирована, чем в ту же пору деревни российской или западноевропейской. Взгляд фискального чиновника вскрывает в ней "верхний слой": староста, писец и т. п. Вторым слоем является жизнь "кастовой" (как говорят в Индии) деревни - жителей, принадлежащих к "чистым" кастам. Это общинная жизнь в собственном смысле слова: взаимопомощь и соперничество, борьба за статус, общинные


1 Revenue Department Diary, 1808. Maharashtra State Archives (далее указание страниц в тексте означает ссылку на этот источник).

2 Патидары Гуджарата - каста, выделившаяся из земледельческой касты кунби, широко распространенной в Центральной и Северной Индии. Титул "патидар" подчеркивает, что члены касты - землевладельцы, имеющие патта - документ на владение (Selections from the Records of the Bombay Government. Bombay. 1869, N 114, p. 8; Baroda Gazetteer, Bombay, 1883, pp. 92, 359).

3 Суннитская мусульманская каста бохров-земледельцев не имеет ничего общего с торговой кастой бохров, принадлежащей к исмаилитам (Marshall T. A Statistical Acount of the Pergunna of Jumboosur. - Transactions of the Literary Society of Bombay, 1823, Vol. III, p. 366). В 1872 г. бохры-земледельцы составляли около 20% населения дистрикта (Broach District Gazetteer, Ahmedabad, 1961, pp. 185 - 186).

стр. 97


праздники, натуральный обмен и активное отталкивание всего чужого. Был и третий уровень - хозяйственный, дела и заботы сельского нелегкого труда. Мы встретим тут, конечно, и тех, кто вершит общинные дела; но главными действующими лицами окажутся нищие и забитые "неприкасаемые". Их удел - только труд и беспрекословное подчинение; о них не принято говорить; их как бы вообще не существует. Только бесстрастная статистика неумолимо свидетельствует о том, какую большую роль в производстве играли эти пауперизованные слои.

Документы из Паркхета не позволяют увидеть деревенской жизни во всей ее полноте, но все же освещают ее глубже, чем тогдашние налоговые трактаты и теперешняя статистика. Прендергаст был одним из первых британских чиновников в том районе. Этот благодатный край, где не бывает засух, с богатыми черными почвами, идеально годными под хлопок 4 , находился в руках англичан в 1772 - 1783 гг., затем был ими утрачен, а в 1802/03 г. колонизаторы окончательно прибрали к рукам землю в устье р. Нарбады (Анклешвар и Хансот) у пешвы - главы Маратхской конфедерации, правившего в Пуне, Бхаруч же - у Синдии, маратхского князя из Гвалиура. Дистрикт Бхаруч, обнимавший все эти земли и окруженный владениями кн. Вадодары (Бароды), был образован в 1805 году. Таким образом, документы, собранные Прендергастом, относились ко времени правления местных маратхских князей и к первым годам британской администрации, когда она еще не проникла в деревню. Правда, уже тогда "хлопок первого сбора отправлялся на европейские рынки" 5 .

Общины в Гуджарате были двух видов - сенджа (простые) и нарва, или бхагдари (надельные). В сенджа земледельцы считались держателями от государства, платили налог в зависимости от размеров участка и не были связаны коллективной ответственностью за уплату. Нарва, напротив, считалась коллективным владением и облагалась налогом единой суммой, которая затем раскладывалась между дольщиками по внутренним правилам. Владельцы нарвы были более самостоятельными в ведении своих дел. Считалось, что они пользуются самоуправлением, хотя мелочная опека администрации имела место и здесь. Члены нарвы обладали большим социальным престижем, чем простые крестьяне в сендже, зато сумма обложения у нарвы была выше, так что не все общинники могли выдержать материальные тяготы, связанные с их социальным статусом 6 .

Именно к последнему типу принадлежало большинство деревень Бхаруча в начале XIX века 7 . Английские чиновники не раз пытались, исходя из наличия двух типов общин, наметить некую схему, объявляя бхагдари изначальной формой, а сенджу - результатом разложения первой 8 . Однако начало эволюции соседских общин в этом районе теряется в далеком прошлом, и к XIX в. никаких изначальных форм уже не сохранилось, реальная же история конкретных деревень была довольно извилистой. В Паркхете земли "талпад", включенные в бхагдари, насчитывали 39 равных малых долей - анна, которые распределялись между девятью главными дольщиками в определенной пропорции, где анна исчислялись в бигхах 9 . Эта девятка называлась бхагдары (долевладельцы), или патели (старосты). Их земли состояли из мелких полей, разбросанных по всей территории деревни. Каждое поле имело название, и у каждого бхагдара был список его полей, подписанный остальными бхагдарами, что помогало избегать споров о землевладении.

Ниже бхагдаров находился слой дольщиков второго ранга. Они не вступали


4 В 1951/52 г. в дистрикте Бхаруч из 1215 тыс. акров пригодной к обработке земли 750 тыс. имели "хлопковую" почву (Broach District Gazetteer, p. 191).

5 Revenue Department Diary, 1808, p. 198.

6 Selections, N 114, pp. 13, 18; см. также: Загородникова Т. Н. Форма тягловой общины Гуджарата в первой половине XIX в. В кн.: Тезисы конференции аспирантов и молодых сотрудников [Институт востоковедения АН СССР]. М. 1977.

7 Minutes of Evidences Taken before the Select Committee on the Affairs of the East India Company. Vol. III. Lnd. 1832, p. 433.

8 Revenue Department Diary, 2.II.1808, p. 190; Selections, N 114, p. 5; Baroda Gazetteer, 1883, p. 388.

9 Бигха - земельная мера, употреблявшаяся по всей Индии и варьировавшаяся по величине не только в разных районах, но иногда даже в соседних деревнях или в одной деревне на землях разного качества. В Бхаруче до сих пор употребляется бигха в 0,6 акра (Selections. 1902, N 407, р. 43).

стр. 98


в непосредственные отношения с правительственными чиновниками, но в остальном были полноправны, т. к. их земли являлись наследственными владениями, обложенными налогом 10 . Например, из записанных за Васант Валлабхом пяти долей одну он обрабатывал сам, две находились в руках Пурагдаса Валлабха, две - у Рагхунатха Банари. Деление владельческого коллектива на две части (несколько старост, за которыми записаны все земли, и второстепенных землевладельцев) - особенность именно Гуджарата; но та либо иная структурность полноправных общинников встречалась в Индии повсюду. В этой связи скажем о соотношении индивидуальной и общинной собственности в Индии. На протяжении всей древности, средневековья и нового времени мы почти не встречаемся в источниках со случаями распределения полей общиною среди своих членов или иного вмешательства коллектива в индивидуальные права на землю. Участок принадлежал, как правило, землевладельцу и мог быть отчужден по его воле. Однако владелец являлся членом коллектива, прежде всего касты, которая контролировала данную территорию, а его права на землю были широки только потому, что он являлся членом этой общности. Коллектив же землевладельцев мог состоять из подгрупп, различавшихся по кастовой или родовой принадлежности, топографической близости либо отдаленности полей, административному подчинению, но владелец никогда не "атомизирован": землевладение давало ему статус в коллективе, а коллектив обеспечивал его права.

Впрочем, Гуджарат дает и другой пример, тоже нечастый в Индии: в сендже не существовало общинных прав на землю, и именно поэтому там не было и индивидуальных владельческих прав. Другая, более мелкая, но тоже важная в Индии общность - семья. Даже младшие, неполноправные ее члены имели голос, если речь шла об отчуждении земли - семейного, а не индивидуального владения. Такое сочетание индивидуальных и коллективных прав на землю обеспечивалось, во-первых, моральным неодобрением отчуждения земли, поддержанием "вечной" связи человека с его землей. Во-вторых, в ходу были различные правила: земля могла быть продана прежде всего родственникам, затем - членам своей общины и только потом - кредиторам. Наконец, коллектив демонстрировал замкнутость: вступить в него было сложнее, чем даже купить в деревне землю.

Прендергаст был того мнения, что "все земледельцы, начиная с пателей, одинаково работают на полях" (с. 199). Это его заявление опрометчиво. Участки землевладельцев (80 - 160 бигх) в несколько раз превышали размер трудового крестьянского надела. Об аренде земли у общинников широко сообщают источники того времени. Арендаторы назывались ганнотиа. Документ о сдаче земли в аренду значится и среди бумаг, присланных Прендергастом. Вышеупомянутый Васант Валлабх на 1795/96 г. сдал Хансбхау Ганешу из селения Падурия-Паркхет 10 бигх земли за арендную плату 4 рупии с бигхи (с. 241). Ганнотиа упоминаются и в документах о продаже зерна (с. 249).

Земля, о которой шла речь, принадлежала к категории налогообязанной. Кроме нее, в деревне имелись еще 945 бигх ванта (равные доли по 315 бигх, принадлежавшие трем владельцам, освобожденным от налогов - грасия), 229 бигх пасайита (наделы общинных служащих) и 481 бигха под пустошами, прудами и пр. Всего деревня охватывала 4649,25 бигхи (с. 246). Среди них находился клин земли, принадлежавшей всем бхагдарам, которую они могли сдавать в аренду коллективно. Сохранились документы, которыми патели коллективно закладывали 15 бигх за 150 рупий; сдавали в аренду участок за 6 рупий с бигхи на 8 лет; продавали 10 бигх за 200 рупий (с. 272 - 276). Так как в Паркхете не было старосты, девять основных бхагдаров коллективно исполняли его обязанности, поэтому каждый из них звался пателем. Это обычная ситуация для общин и в других районах Индии 11 . Всю документацию вел патвари, или талати, - писец. Он составлял списки полей, входящих в бхаги, фиксировал сдачу земли в аренду, залоги, продажи, уплату налогов и др. Один талати вел документацию в нескольких деревнях, полу-


10 Selections, N 114, р. 85. Англичане долго не понимали этой системы и считали второстепенных землевладельцев просто арендаторами (Selections. 1894, N 278, р. 10).

11 Алаев Л. Б. Сельская община в Северной Индии. Основные этапы эволюции. М. 1981, с. 173 - 174.

стр. 99


чая в каждой небольшое жалованье. В 1794/95 г. талати в Паркхете получил 75 рупий (с. 231).

Правительство пыталось поставить деревни под более тщательный контроль, особенно на время сбора урожая и уплаты налогов. С этой целью ежегодно в деревню назначалось три уполномоченных - мехта, хавалдар и малзабти. В сопроводительном письме, сообщавшем пателям о приезде к ним мехты в 1795 г., под контроль последнего ставилась администрация деревни: "Сиркар 12 настоящим уведомляет пателей деревни Паркхет, что Лалдас Биндрабиндас, будучи назначен на должность мехты их деревни, прибывает вместе с данным письмом. Им следует с этого времени осуществлять управление деревней под его наблюдением и по его указаниям" (с. 235). Практически мехта контролировал ведение документации и деятельность талати 13 . Хавалдар должен был следить, чтобы в деревне не оставалось необработанной земли. В уведомлении говорилось: "А посему обрабатывайте и засевайте каждую бигху и даже каждую виса (1/16 бигхи. - Л. А. ) земли вашей деревни и считайте это распоряжение обязательным" (с. 240). Кроме того, хавалдар устанавливал ограждения вокруг токов с зерном и следил за их состоянием. Малзабти отвечал за сохранность зерна до вывоза правительственной доли из деревни. Уполномоченные прибывали в деревню в октябре, когда созревал осенний урожай, и уезжали в следующем мае, после сбора весеннего урожая.

Через этих служащих правительственные чиновники в окружном управлении узнавали о ходе полевых работ и пытались держать их под контролем. Серия документов из Паркхета содержит приказания тханы (окружного управления) от 1796/97 г.: разрешение арендаторам свозить рис с полей в поселок, где зерно надо поместить "под замок и печать", пока арендаторы не удовлетворят "какие бы то ни было требования к ним" (с. 277 - 278); разрешения: убирать с полей рис (с. 278), молотить и продавать его (с. 279), молотить и продавать джовар-просо (с. 280), убирать пшеницу и продавать весь урожай (с. 281), продавать рис жителям соседней вазифы 14 (с. 282); указание пателям и мехте разрешить маджмуадару15 вывозить рис с его служебного участка (с. 282); такие же указания относительно вывоза риса грасиями на землях ванта и вывоза зерна с земель пасайита (с. 283); еще три идентичных указания относительно земель, освобожденных от налогов (с. 284 - 285).

Эти документы свидетельствуют о том, что никакого самоуправления реально не предусматривалось: чуть ли не каждый шаг требовал санкции сверху, а назначение служащих в деревню на время сбора урожая подчеркивает, что ее жителей заранее подозревали в обмане: за писцом надо следить, чтобы он не подтасовал отчетные данные; за землевладельцами и земледельцами - чтобы они не утаили части урожая. Даже на землях, с которых налог государству не предусматривался и где расходы по контролю не могли быть возмещены, все должно было совершаться по указаниям свыше. Правда, на неналогообязанных землях чиновники распоряжались не непосредственно, а через пателей, признавая их прерогативы. Такая степень контроля не отмечается для других районов Индии. Данные документы уникальны, ибо исправляют мнение ряда историков относительно высокого уровня самоуправления и практической независимости индийской деревни и позволяют поставить вопрос об особенностях маратхской налоговой практики. Она отличалась детализацией документации, собиравшейся на уровне каждой деревни, и разветвленностью низового аппарата 16 . Но с учетом тогдашней очень слабой степени государственного контроля над деревней не сразу верится в абсолютную значимость всей серии распоряжений-разрешений. Практика свидетельствовала о том, что на


12 Сиркар - обобщающий термин для правительственного органа любого уровня.

13 Добавим, что Нарон Мехта, значившийся в списке бхагдаров, имел титул мехты, но не занимал соответствующей должности. Возможно, он либо его предки занимали когда-то эту должность, что и закрепилось в имени.

14 Вазифа - привилегированное держание, обычно принадлежавшее служителям культа.

15 Маджмуадар - писец, ведший районную документацию.

16 Kulkarni G. T. Land Revenue and Agricultural Policy of Shivaji. An Appraisal-Bulletin of the Deccan College Research Institute, Poona, 1976, vol. 35, N 3 - 4, pp. 73 - 82.

стр. 100


месте всегда можно было как-то договориться с уполномоченными, и реальные работы могли не вполне совпадать с разрешениями.

Дополнительные сомнения в эффективности административного контроля сеют иные документы. 28 мая 1806 г. Хушал Дадабхаи из торговой касты банья, талати дер. Джанор, обратился в тхану Анклешвара с жалобой: "Назначенный в нашу деревню на должность мехты Джоги Гокул приходил сюда только дважды или трижды за весь сезон. Он не составил никаких отчетов, никаких документов, вся отчетность велась только мною. А жалованье, причитающееся мехте, он получил. В первый год он получил 100 рупий, в этот год - 28 рупий" (с. 378). Но зачем деревенскому писцу понадобилось разоблачать махинации мехты? Оказывается, ради самозащиты. Несколькими днями ранее в тхану ушла другая бумага, подписанная пателем Мухаммаддасом Валибхаи из касты бохра: "Талати моей деревни по имени Хушал вел деревенскую отчетность все предыдущие годы и проставлял суммы, причитающиеся правительству и ему самому в качестве жалованья за службу. Однако, хотя кроме него не было никакого мехты в деревне, который тоже вел бы отчетность, он получил 100 рупий в качестве жалованья мехты под именем Джоги Мехты" (с. 379). Итак, существовали на самом деле мехта Джоги Гокул, или же он был измышлением хитроумного Дадабхаи, т. е. "лицом, фигуры не имеющим", мы никогда не узнаем. Налицо - просто факт: реального контролера заменили подставным лицом и присвоили чужое жалованье.

Случалось и обратное, когда мехта обогащался за счет и деревни, и фиска. 9 августа 1806 г. патели дер. Дора донесли, что за 1803/04 г. они заплатили 9129 рупий, а Миярам Мехта занес в документы только 7251; в сезон 1804/05 г. было собрано 21 304 рупии, по документам прошло 20 121. Патели предлагали английским властям выяснить, на что ушли неучтенные суммы (с. 380 - 381). Со сменой властей посыпались жалобы и на взяточничество тханадара - главы администрации Анклешвара. Сложная система "услуг" не может быть полностью раскрыта документами, ибо такова уж природа взяточничества. Но о существовании системы можно догадаться: документы указывают на связь между тханадаром Хуршедом и Хансбхаи, старостой дер. Дива, расположенной рядом с городом.

Раджпут Натх Сур Сингх, житель дер. Мандва, рассказал в письме от 21 мая 1806 г. банальную историю: он поспорил с Кевалем Рамджи, пателем соседней дер. Мантир, о праве на одно из полей. Они изложили свое дело тханадару Хуршедджи. Тот решил дело в пользу Кеваля, т. к. получил от него 15 рупий. Натх Сур продолжал добиваться истины; "на это Хуршедджи сказал мне, не дам ли я ему 25 рупий под гарантию со стороны Хансбхаи, пателя дер. Дива. Вышеуказанную сумму я принес в дом Хансбхаи на следующий день и передал Кале, сыну Хансбхаи. Я сопроводил Калу к Хуршедджи в контору, и там он заплатил указанную сумму Хуршедджи и пожелал, чтобы тханадар снова передал Натху, т. е. мне, право на обработку от Кеваля. Хуршедджи, получив деньги, ответил, что теперь никто не окажет мне никакого противодействия в обработке. Возвращайся, мол, в деревню и занимайся своими делами" (с. 394 - 395). Правдивость Натха подтверждается другим документом: вышеназванный Кеваль в свою очередь жалуется, что дал тханадару 15 рупий, однако дело было решено не в его пользу (с. 407 - 408).

Следующий документ доказывает, что патель Дивы не случайно фигурировал в жалобах на тханадара. Приведем письмо садовника из Анклешвара, интересное для изучения быта того времени: "В год 1803/04 мои враги распространили слухи в городе, что я нахожусь в незаконной связи с Део, женой Махдджи Каччхия 17 . По этому случаю Хансбхаи, патель Дивы, вызвал меня в свой дом и сказал, что такие-то, мол, слухи ходят относительно меня и что если эти слухи дойдут до тханы, то меня вызовут туда, и моя репутация будет совершенно подорвана. В результате этого разговора Хансбхаи получил от меня для Хуршедджи 80 рупий монетами и сказал, что, передав сумму Хуршедджи, он организует дело так, чтобы чиновники тханы меня не тревожили. Поскольку муж упомянутой Део умер в 1804/05 г.,


17 Махдджи тоже был садовником, так что интимный треугольник охватывал людей одной касты. В противном случае события в специфических условиях Индии приняли бы совсем другой оборот.

стр. 101


я решил совершить натру, т. е. вторичную свадьбу с нею и, взяв с собою 7 рупий 2 анны - сумму сбора за разрешение на вторичное замужество 18 , - пошел к Хансбхаи и сказал, что хочу организовать натру с Део, что принес ему деньги - сбор и хотел бы, чтобы он передал их Хуршедджи и получил от него для меня разрешение. Хансбхаи ответил мне, что моя каста обратилась в тхану с протестом против моей натры с Део, и разрешение мне выдадут, если я дам Хуршедджи еще 80 рупий. Таким образом, упомянутый Хансбхаи получил от меня для Хуршедджи дважды по 80 рупий, или всего 160 рупий в течение двух лет. 22 мая 1806 г." (с. 398 - 399).

Индийская община считалась замкнутым микрокосмом. Облегчала замкнутость система джаджмани - содержание общиной штата ремесленников и слуг, которые обеспечивали потребности деревенских жителей в несельскохозяйственных продуктах и в услугах. В гуджаратских общинах этот порядок тоже существовал. В каждой деревне имелось по 2 - 3 горшечника, плотника, кузнеца, цирюльника и портных. Кроме того, на ее содержании находились некоторые лица непроизводительных занятий, брахманы, бхаты (певцы гимнов и героических песен), байраги (каста монашествующих), факиры (мусульманские "святые"), чараны, или барота (составители генеалогий). В штат деревенских слуг входили бхартханиа (стражники, охраняющие деревню и поля по ночам, обычно из племен бхилов и коли), бхангиа (посыльные), дхеры (носильщики). Любой багаж уважаемых лиц (пателей, мехты, хавалдаров, а также разъезжающих по делам чиновников) дхеры бесплатно переносили до другой деревни; там его брали другие дхеры. Путешественники из высших каст, которых "оскверняет" прикосновение дхеров, использовали с той же целью услуги гончаров - касты хотя и низкой, но не неприкасаемой.

Все эти лица получали за свою службу по 6 - 7 бигх из клина земли, предназначенной для их вознаграждения и потому освобожденной от всех (либо части) налогов, - земли пасайита. В Паркхете было в 1803 г. 229 бигх пасайиты, 30 бигх - в руках двух брахманов, 20 - у человека из касты байраги, 15 - у факира, 20 - у маджмуадара, 7 имел цирюльник, 8 - плотник, 3 - некто Дассей Манчарам, 8 было приписано к гробнице Бабы Рустам- хана; 9 бхартханиа владели 66 бигхами, 3 бхангиа - 22 бигхами, 9 дхеров - 30 (с. 245 - 246). Итого деревенский штат состоял из 30 человек. Из них только один плотник нес производственную функцию. Возможно, что не все деревенские ремесленники там перечислены, т. к. не все могли владеть пасайита: некоторые вознаграждались отчислениями натурой при сборе урожая, когда приходили на ток и получали по нескольку горстей от каждой кучи зерна. Такая форма оплаты была наиболее распространена в индийских деревнях: и там, где служебных земельных участков не было, и там, где они существовали. Правила исчисления оплаты (фаслана, балута, айям) были детально разработаны применительно к каждой профессии слуг 19 . В Паркхете эта система тоже существовала, но мы имеем о ней лишь одно свидетельство: в документе о назначении плотника говорится, что он получит не только бигхи пасайиты, но и "кое-что во время уборки урожая и по праздникам" (с. 237).

Даже если кроме плотника в Паркхете находились другие ремесленники, о которых мы не знаем, то все равно их было немного. Материалы по этой деревне служат еще одним подтверждением вывода, сделанного на более широком материале, что система джаджмани никогда не охватывала все касты и всю профессиональную деятельность даже тех лиц, которые были в нее включены, ибо не была замкнутой 20 . Из изложенного ясно, что натуральность хозяйства, если она и существовала, обеспечивалась как раз не системой джаджмани. Далее, документы из Паркхета подчеркивают, что общинные слуги подчинены коллективу пателей и ответственны перед


18 Вторичное замужество вдовам было запрещено лишь в нескольких высших кастах; в низших, каковою является каста садовников, вторичный брак возможен, но при условии уплаты особого сбора и с согласия других членов касты.

19 Рейснер И. М. Народные движения в Индии в XVII-XVIII вв. М. 1961, с. 61 - 73; Чичеров А. И. Экономическое развитие Индии перед английским завоеванием. М. 1965, с. 25 - 31; Алаев Л. Б. Социальная структура индийской деревни (территория Уттар Прадеша. XIX век). М. 1976, с. 231 - 236.

20 Алаев Л. Б. Сельская община в Северной Индии, с. 207, 211.

стр. 102


ним. Сохранились документы о назначении пателями талати (с. 231), бхартханиа (с. 232 - 233), плотника (с. 237), цирюльников (с. 238). Конечно, фактически подбор служащих в деревне осуществлялся сам собой, отношения джаджмани складывались объективно, право джаджмани на получение услуги и право слуги на вознаграждение считались незыблемыми и не зависящими одно от другого. И все же в деревне Гуджарата на рубеже XVIII-XIX вв. эти отношения оформлялись так, как если бы они являлись результатом частной сделки между ремесленником и деревней.

Как и в других местах, система джаджмани не была "симметричной" системой обмена. Она существовала в интересах верхнего слоя деревни - землевладельцев. Взаимное обслуживание, обмен продуктами и услугами происходили только между "чистыми". "Неприкасаемые" оказывали услуги и получали за это нищенскую оплату, но не ответные услуги. Цирюльнику, например, вменялось в обязанность "брить деревенских бхагдаров и всех тех, кто обрабатывает правительственные земли" (с. 238), но он не был обязан обслуживать не имевших собственного земледельческого хозяйства. Рассматриваемые материалы раскрывают и другие стороны быта. Гуджарат периода колониального завоевания был одной из наиболее развитых областей страны по линии торговли и первичной обработки сырья 21 . В начале XIX в. хлопок широко вывозился оттуда в Европу. Документы свидетельствуют о связях деревни с рынком и развитии обработки хлопка в Анклешваре. Налицо договор от 1795/96 г. между пателями Паркхета и неким торговцем Бхагаваном Бхуканом о том, что патели доставят в Бхаруч 15 калси 22 товаров, за что и получат 210 рупий; процентов за аванс платить не должны (с. 247). Деревенские жители продавали авансом также просо (с. 248 - 249).

Контрактовали хлопок агенты владельцев хлопкоочистительных предприятий, которые в документах называются хлопковыми складами. Выражение "владелец хлопкосклада" служило для индийцев обозначением статуса человека, вроде "землевладельца" или "торговца". На складах стояли приспособления для очистки хлопка ("машины", "колеса"). Дулаб Нарайян из касты кунби, житель Хаджи-Хан- Базара, сообщал 14 июля 18061 г.: "В году 1803/04 в нашем квартале имелось 22 хлопкосклада. В моем хлопкоскладе действовало 15 колес, в других - от 20 до 40. За них я платил сбор в размере 1 рупии за колесо, т. е. всего 15 рупий, а также 3 рупии как ежегодный взнос и 1 рупию 1 анну как назарану, итого 19 рупий 1 анну. Этот сбор я платил Парбураму Асараму через Валлабха Мулджи и Саида Валлабха Мулджи. Таким же образом Парбурам получал сбор со всех владельцев складов. В этом сообщении нет ничего, кроме правды" (с. 376). Смысл жалобы состоял в том, что Парбурам собирал пошлину, на которую не имел права.

19 июля 1806 г. предприниматель из другого города вскрывает злоупотребления в 1803/04 году. Хурракчанд Премчанд, банья по касте, складовладелец из Байялпура, сообщает: "Я сдал свой склад и колесо Бхагвани Шанкару, дяде с материнской стороны Парбурама Асарама, и этот человек, заплатив правительственные налоги, вернул мне склад в месяце байсакха (апреле - мае), после чего я купил небольшое количество хлопка и очистил его на складе при помощи указанного колеса в месяц акхар (июнь - июль). Диярам, агент Парбурама, и складовладелец Валлабх Мулджи наслали на меня стражников, которые потребовали уплаты еще одного налога за колесо. Я протестовал, заявляя, что налог уже однажды уплачен; почему, мол, я должен платить вторично, раньше подобного не приказывалось. Но все было бесполезно. Эти двое не обратили на мои доводы никакого внимания и принудили меня, возложив на меня содержание стражников, уплатить им 45 рупий 23 . В этом сообщении нет ничего, кроме правды" (с. 374). Из подобной же жалобы, и тоже на вымогательства, мы узнаем о существовании в Анклешваре 1806 г. производства черепицы (с. 390).


21 Подробнее см.: Gopal S. Commerce and Crafts in Gujarat, 16th and 17th Centuries. New Delhi. 1975.

22 Калси - около 160 кг.

23 Способ принуждения к уплате сбора состоял в том, что к своенравному хозяину ставили на постой нескольких стражников или воинов, которые питались за его счет, получая суточные. Хозяин терпел, пока хватало упрямства и средств, потом бывал вынужден уплатить. Суточные служили как бы пеней за просрочку платежа.

стр. 103


Все это создает впечатление о мануфактурном развитии района в устье Нарбады и о проникновении в деревню товарно-денежных отношений. Но и много позже социальная жизнь деревни демонстрирует значительную степень общинности и как бы внутренней застойности, хотя вовсе не наблюдается отсутствия социально-экономического развития и т. п. Впечатление о социальной застойности при значительном прогрессе в иных аспектах можно проверить, проследив историю деревни на протяжении более продолжительного периода. Конечно, история дер. Паркхет начинается со времени, о котором сохранились лишь предания. Наиболее древнее из них - местных раджпутов, которые происходят, согласно легенде, от знаменитого племени Соланки, клана Бхарадваджа, считают своей прародиной Райсалгарх в Раджастхане и прослеживают потом путь клана через Антаргарх и Тонк на равнины Гуджарата; два брата Радж и Бидж захватили Патан (Анхильваду), древнюю столицу этой области. В данной части легенды имеет значение то обстоятельство, что раджпуты из Паркхета претендуют на родство с династией Соланки (Чаулукья), правившей Гуджаратом в 950 - 1300 годы.

Дальнейшая судьба клана подтверждается косвенными данными и напоминает то, что вообще известно о раджпутских кланах Гуджарата. Сплоченные дружины "братства" раджпутов 24 во главе с вождями захватывали сотни деревень, делили их между собой в "кормления", оседали на землю и превращались в землевладельцев 25 . В частности, предок интересующих нас раджпутов захватил 120 деревень. Эта легенда может быть ошибочна в том, что касается имен и чисел. Но она отражает общие факты, известные и по другим данным: захват земли у местного племени и обозначение новых владений условным числом деревень. Захват 120 деревень произошел, если верить преданию, в 1052 г., после чего клан 250 лет владел ими без раздела, распределяя между своими членами только ренту с деревень. Наконец, в 1310 г. имение было разделено, и один из потомков основателя получил в качестве доли три деревни, включая Паркхет. Все три сохранились доныне. Семья раджпутов жила в Паркхете, в примыкающей к ней деревне тоже были земли под непосредственным управлением этой семьи, а третья деревня была сдана в аренду местным жителям за 500 рупий, причем платили и неземледельческие касты: торговцы снабжали раджпутов опиумом, кожевники - седлами для верблюдов, дхеры - лошадиными попонами. Земледельцами в этих деревнях были люди разных каст, приглашенные раджпутами. Первыми пригласили мусульман- бохра. Пять поколений назад появились патидары. Данная легенда отражает представления об исконности разных каст в деревне.

Установление власти мусульман в Гуджарате около 1300 г. означало, кроме прочего, наложение на землевладельцев-раджпутов налога, который охватывал 3 / 4 ренты, получаемой раджпутами с крестьян. При гуджаратских султанах 1392 - 1572 гг. произошла реформа землевладения, не нашедшая отражения в хрониках. В "Мират-и Ахмади", источнике, составленном в 1760-е годы, говорится: когда землевладельцы из каст раджпутов и коли приняли обязанность служить и платить налог, то "четвертая часть их собственных местностей и деревень, которая называется на гуджаратском языке бантх, была отдана им, в то время как остальные три части, названные талпад, были приписаны к правительству... Таким образом, в течение уже долгого времени коли и раджпуты... несли охранительную службу в соответствующих местностях и пользовались землями бантх, отдавая с каждого урожая кое-что в качестве салами джагирдару" 26 . Отсюда видно, что 3 / 4 земель у раджпутов и коли были отобраны, а четверть оставлена им без уплаты налога. Взнос-салами был номинальным.

Утрата земли означала также утерю статуса господ. На землях, отошедших к правительству, возникала самостоятельная община во главе со средней по статусу кастой, а раджпуты оказывались сбоку от общины. Уже отмечалось, что бхагдары


24 Kathiawar Gazetteer. Bombay. 1884, p. 115.

25 Загородникова Т. Н. Аграрные отношения в Гуджарате в XVIII - первой половине XIX века. Канд. дисс. М. 1979.

26 Али Мухаммад Хан. Мират-и Ахмади. Т. 1. Барода. 1927, с. 173 - 174 (на перс. яз.).

стр. 104


на своих землях и грасия с их земледельцами на землях бантх образовывали как бы две деревни внутри одной, враждовавшие друг с другом 27 . Данные от 1806 г. из Паркхета подтверждают, что грасия стояли вне общинной организации. Три родственные семьи раджпутов владели только землей бантх, которая действительно составляла 1 / 3 площади талпада, и платили небольшой салами, включенный в общую сумму с деревни. Ответственны перед фиском за уплату патели; через них аппарат управляет территорией деревни, включая бантх. В этом смысле патели оказались выше прежних хозяев - раджпутов. Однако еще сохранялись статус касты и сила традиций, представление о том, что деревня издавна принадлежала раджпутам. В документах 1806 г. эта сторона не отражена. Но, если мы дойдем до сегодняшних данных, то вновь увидим раджпутов, возродивших свое доминирующее положение в деревне.

Итак, в 1806 г. управление деревней находилось в руках девяти пателей - двух мусульман и семерых индусов. Общее число землевладельцев нам не известно. Распределение по владельцам дано лишь для одного бхага: три индуса. Можно заключить, что было до 30 семей дольщиков, причем преимущественное положение занимали индусы. Однако в течение XIX в. аграрный строй Индии претерпел важные перемены, став из государственно-феодального колониально- феодальным. Имеется в виду прежде всего роль государственного налога, который в начале XIX в. являлся основной формой присвоения господствующим классом прибавочного продукта и важнейшей частью феодальной ренты, а в конце XIX в. его значение упало, на передний план выступила частнофеодальная и ростовщическая эксплуатация мелкого крестьянства и безземельного сельскохозяйственного населения, колониальная же дань изымалась в виде не столько прямых налогов, сколько торговой прибыли и других доходов, связанных с рынком.

Однако этот результат получился не сразу и вел к нему не прямой путь. Район, рассматриваемый нами, не испытал в конце XVIII в. земельно-налоговых реформ, равнозначных введению заминдари (наследственных рентополучателей) на севере или райятвари (подчиненные государству некрупные землевладельцы) на юге страны. Деревни сенджа практически не отличались от райятвари, и на них были распространены правила этой системы. Бхагдари же не отменяли, она оставалась официально прежней, но мероприятия по упорядочению налогообложения (сеттльменты), увеличение товарности продукции сельского хозяйства и облегчение купли-продажи земли все же вызвали изменения. Первый сеттльмент был проведен в 1811 г. и привел к повышению налога. В 1836 г. размер налога был точно определен с каждого поля и с каждого крестьянина, патель превратился в номинальную фигуру и не мог более влиять на распределение налога между землевладельцами 28 . Раньше возможность манипулирования налогом позволяла пателю злоупотреблять, хотя он имел право разумно регулировать, перекладывая налог на более состоятельных, чтобы дать бедняку передышку29 .

Когда англичане, сохранив высокий налог маратхов, жестко его зафиксировали, связав его размер не с возможностями крестьянина, а с размером участка и качеством почвы, он превратился из просто тяжелого в разорительный. Общины бхагдари стали разоряться 30 . В 1848 г. Дж. Л. Дэвис, очередной чиновник в этом районе, отмечал, что 20 лет назад из 412 деревень дистрикта 260 были бхагдари, теперь их осталось 15 31 . Тогда среди британских администраторов были в силе "общинофилы", видевшие в общине панацею от пауперизации и уменьшения налоговых поступлений. К аргументам Дэвиса прислушались, и налог перестали повышать. Это означало в условиях падения цены серебра фактическое его снижение. Деревни бхагдари начали восстанавливаться. Во время следующего сеттльмента было обнаружено, что в Бхаруче из 102 платящих налог деревень - 24 сенджа (райятвари), 78 бхаг- дари 32 .


27 Williams M. Memoir on the Zilla of Baroche. Bombay. 1852, p. 145.

28 Selections, N 407, p. 49.

29 Rogers A. The Land Revenue of Bombay. Vol. I. Lnd. 1892, p. 136.

30 Подробнее см.: Mackey A. Western India. Lnd. 1853.

31 Selections. 1915, N 79, p. 40.

32 Ibid., N 407, p. 1.

стр. 105


Эти бхагдари уже не были прежними по составу общинников, изменились количество и размеры бхагов. Как пример приведем историю села Джамбусар. В отдаленные времена оно состояло из 7 бхагов, содержавших 112 анна. При маратхской администрации в общине осталось 2 бхага с тем же числом мелких долей. В 1812 г. один из двух бхагдаров умер, согласие в общине нарушилось, и деревня стала сенджа, где каждый землевладелец ответствен только за свои земли и платит за них. В 1828 г. предприняли неудачную попытку восстановить бхагдари. В 1835 г. коллектор-англичанин распорядился разделить земли села на 7 бхагов, но тоже неудачно. В 1837 г. их разделили на 2 патти; одно из них состояло из 3 бхагов, другое - из 4. Возглавляли бхаги три кунби, два бохра и два брахмана 33 . Это решение отразило внутреннюю структуру общины после перемещений населения и движения земли в 1810 - 20-е годы. Такие же, по-видимому, перемены произошли и в Паркхете, по которому нет соответствующих сведений за XIX век.

В 1871 г. в Паркхете насчитывалось 2057 акров земли бхагвари и 18 акров 34 гунта 34 земли маджмун 35 , что не вполне сопоставимо с данными 1806 года. Земли бантх уже исключены из рассмотрения, введена новая категория - бхагвари, в которую, кроме бывшего талпада, входят еще какие-то земли. Если перевести цифры 1806 г. в акры, получится 1796 акров талпада, 137 - пасайита, 288 - под постройками, прудами и т. д. Возможно, конечно, что последняя категория была включена в 1871 г. в бхагвари, а пасайита, получившие теперь более широкое определение маджмун, резко сократились. Следующий рубеж - 1904/05 г.: имеется список землевладельцев, но неполный. Перечислено 56 человек с общей площадью 353 акра 33 гунта, разделенных на 6 бхагов. Значит, площадь под бхагдари сократилась: часть земель, выйдя из этой категории, стала сенджа и не попала в реестр. Изменился также состав землевладельцев: все бхаги возглавляются мусульманами, а среди владельцев только пять индусских имен. Видно, что за 100 лет община претерпела значительную перестройку: в ней остались небольшая часть земли деревни и часть землевладельцев. Сохранились и следы деления бхагов на малые доли. Деревня состоит теперь из 11 анна. Напомним, что в 1803 г. там значилось 39 анна.

Сохранность общинного землевладения, несмотря на смену землевладельцев и резкое сокращение общинных земель, видна не только из наличия бхагов, но и из данных о налогообложении. Налог на акр во всех бхагах одинаков: около 5,25 рупии. Налог варьировался в зависимости от наличия или отсутствия орошения, качества почвы, выращиваемой культуры. Совпадение средних ставок означает, что соотношение площадей разного качества и площадей под культурами было в бхагах одинаковым. Это - свидетельство общинного регулирования землепользования. Если говорить о посевах, то в 1803 г. в каждом бхаге около 32,5% площади занимал хлопок, около 22,7% - просо, около 5,5% - рис; под пастбище отводилось около 10,4%, под пар - около 8%. Почти полные совпадения отмечаются для всех видов угодьев (с. 242 - 243). Такая же стандартность в распределении земель по характеру использования сохранялась и в 1904/05 г., как свидетельствуют средние ставки налога.

Переделы земли не отмечены. Единообразное распределение земель между бхагами устанавливалось при основании системы бхагдари 36 . Таким образом, роль периодических переделов земли выполняли те переходы от бхагдари к сенджа и обратно, о которых говорилось. Община бхагдари в сложившемся виде при неизменном членстве и неизменном делении на доли могла существовать от 10 до 30 лет, после чего требовалось либо отказываться от долей, либо устанавливать новое деление, соответствующее реальному распределению земли. Именно так действовала общинная система в Гуджарате: конкретные общины по нескольку раз за столетие распадались, а преемственность заключалась в стремлении налогообязанных землевладельцев представлять свои земли как нечто целое, делить их на дробные части и воспринимать затем каждое лицо как совладельца дробной части имения. Бхагдари удобно для


33 Ibid. 1903, N 412, р. 46.

34 Гунта = 1 / 40 акра.

35 Selections 1874, N 146, р. 75. Маджмун - освобожденные от налогов земли.

36 Selections, N 114, р. 11.

стр. 106


фиска, ибо один из землевладельцев несет ответственность за сотоварищей. Против его имени ставится в реестре сумма, которую должны заплатить все, хотя в 1904 г. уже хорошо было известно, сколько причитается с каждого поля в бхаге. Но это не фискальный институт. В период самого жесткого обложения (конец XVIII - начало XIX в), чиновники не спешили перевести все деревни в бхагдари. Напротив, общинники сами вводили бхаги и отказывались от них только при финансовом банкротстве.

Постепенно мы приблизились к новейшему времени. После завоевания Индией в 1947 г. независимости по ее провинциям стала проводиться аграрная реформа. В 1948 г. Бомбейским законодательным собранием был принят закон об упразднении землевладения бхагдари, затем отменили права грасия, перестал употребляться термин бантх (ванта), землевладельцы были уравнены в правах и стали называться кисанами (крестьянами). Однако в Паркхете перераспределения земли не произошло: владельцы были местные, не уклонялись от обработки земли и сравнительно немного ее сдавали в аренду. В 1960 г. штат Бомбей был разделен на штаты Гуджарат и Махараштра, но и это не очень отразилось на жизни деревни. По переписи 1961 г., в Паркхете значилось 260 домов и 263 хозяйства (три хозяйства велись семьями без крыши над головой) на 2719 акрах 37 . Напомним, что в 1803 г., за который мы имеем полные данные, деревня занимала примерно 2790 акров. Столь незначительные изменения можно отнести за счет более точных измерений.

Из 1542 человек 102 принадлежали в 1961 г. к "списочным кастам" ("неприкасаемым"), 332 - к "списочным племенам" (отсталые племена и угнетенные касты, требующие особых забот правительства, заносятся в отдельные списки). Затем следуют данные, полученные путем опроса во время визитов в деревню в 1967 и 1968 гг., уточненные материалами списка землевладельцев на 1967/68 г., копию которого я получил в налоговом управлении Бхаруча. В деревне жили пять родственных семей раджпутов, потомков тех трех грасия, которые владели землей ванта в 1803 г., и легендарного Бханджи Ранджи, получившего Паркхет с двумя другими деревнями как долю кланового имущества. У раджпутов имелось 135 акров (в 1803 г. - 567 акров). Однако не только раджпуты, но и все остальные были убеждены, что деревня принадлежит именно раджпутам, а прочие живут в ней только потому, что раджпуты их пригласили. И сарпанч (глава самоуправления), и председатель кооператива избирались из этих пяти семей.

Патидары насчитывали 25 родственных семей с 592 акрами. Около 125 семей составляли мусульмане-бохра с 1714 акрами. Значит, к мусульманам перешла подавляющая часть угодий. Следовательно, данные 1904/05 г., хотя и относившиеся лишь к части земель, правильно отразили общую тенденцию. Добавим, что 79 акров приписано к мечетям, храмам и медресе. От системы джаджмани сохранились жалкие остатки. В деревне жили три семьи цирюльников, получавшие по две меры проса с одного крестьянина. Их услугами пользовались "кастовые" индусы, мусульмане и члены "списочных племен". Последние расплачивались деньгами, ибо у них зерна нет. Было еще шесть семей портных, две - плотников, одна - ювелиров. Портные получали по 1,25 рупии за рубашку, плотник - 7 рупий за день работы в хозяйстве крестьянина. Кузнеца нет, жители Паркхета возили ремонтировать металлические орудия труда в соседние деревни.

Заметны и явные признаки прогресса. Действует кооперативное многоцелевое общество, которое распределяет среди своих членов семена хлопка, деньги на покупку механизмов и удобрения. Денежные авансы погашаются в рассрочку. За семена отдают семенами на 7% больше по весу, чем получили. Членами кооператива состоят 112 семей, а принимают в него только тех, кто имеет более 1 акра земли. Хлопок занимает уже не 34% посевов, как в 1803 г., а свыше 70%. Хотя за годы независимости Индии роста площадей под хлопком в Гуджарате почти не было, сборы его выросли в 4 раза 38 . Хорошие семена распределяет кооператив. Собран-


37 Census of India, 1961. Gujarat District Census Handbook, 15 Broach District, Village Directory. Ahmedabad, 1964, pp. 8 - 9.

38 Сдасюк Г. В. Штаты Индии. Природа, население, хозяйство, города. М. 1981, с. 248.

стр. 107


ный хлопок крестьяне сдают кооперативу, и он договаривается с хлопкоторгующими фирмами. Баджру (просо) и другие менее ценные культуры земледельцы, как и в старину, продают банье - местному скупщику, торговцу и ростовщику.

Помимо многоцелевого, существовал еще один кооператив - по орошению. В нем 50 семей. Минимальный паевой взнос - 25 рупий, хотя некоторые внесли в собственных интересах до 2 тыс. рупий. Общество установило к колодцам насосы с системой труб. Время на полив, принадлежащее каждому члену, зависит от его взноса. Кроме того, за каждый час полива надо уплатить 4,5 рупии. В соответствии с законом о введении "царства панчаятов" в деревне создан новый орган местного самоуправления - панчаят из девяти человек. Избирательным правом обладают все, достигшие 21 года. В панчаят обязательно избираются представители "неприкасаемых", "списочных племен" и женщин. Большими правами пользуется сарпанч. На эту должность избран раджпут. Реальная власть принадлежала, как и прежде, чиновничеству и полиции, но на счет панчаята отчисляется 5% от налогов с деревни. Они тратятся на школу, дороги, снабжение питьевой водой.

Приведенные здесь данные не противоречат общим выводам, сделанным специалистами на материалах всей Индии: плоды прогресса в сельском хозяйстве попадают в руки узкого слоя зажиточной деревенской элиты, которая использует для обогащения уже и капиталистические методы хозяйствования, однако не расстается пока с полуфеодальной эксплуатацией, торговой прибылью и ростовщичеством. Многовековая история Паркхета продолжается. Забываются старые заботы, возникают новые. Но для людей, которые нынешней индийской статистикой относятся к "фермерам" или "сельскохозяйственным рабочим", прошлое еще не потеряло значения. Это можно почувствовать, даже просто спросив их о былом. Они хранят память о предках (насколько эта память соответствует реальной истории - вопрос уже иной), их самосознание неотрывно от родной земли, связь с деревней и с ее историей как бы дает им твердое место в их мире.

Orphus

© libmonster.in

Permanent link to this publication:

http://libmonster.in/m/articles/view/ИНДИЙСКАЯ-ДЕРЕВНЯ-СКВОЗЬ-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

India OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.in/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. Б. Алаев, ИНДИЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ СКВОЗЬ ВЕКА // Delhi: Libmonster India (LIBMONSTER.IN). Updated: 07.07.2018. URL: http://libmonster.in/m/articles/view/ИНДИЙСКАЯ-ДЕРЕВНЯ-СКВОЗЬ-ВЕКА (date of access: 09.12.2018).

Publication author(s) - Л. Б. Алаев:

Л. Б. Алаев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
India Online
Delhi, India
82 views rating
07.07.2018 (155 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Рецензии. Д. М. БРАУН. СОВРЕМЕННАЯ ИНДИЯ. ИСТОЧНИКИ АЗИАТСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
Catalog: History 
30 days ago · From India Online
Т. В. ГАМКРЕЛИДЗЕ, Вяч. Вс. ИВАНОВ. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологинеский анализ праязыка и протокультуры. Чч. I - II. Тбилиси. Издательство Тбилисского университета. 1984. XCVI, 1330 с.
Catalog: Cultural studies 
37 days ago · From India Online
ПАМЯТНИКИ ИНДИЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ. ВЫП. I
Catalog: Literature study 
39 days ago · From India Online
А. В. РАЙКОВ. Амритсарская трагедия 1919 г. и освободительное движение в Индии. М. Наука. 1985. 131 с.
Catalog: History 
39 days ago · From India Online
Рецензии. В. Н. МОСКАЛЕНКО. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПАКИСТАНА (ФОРМИРОВАНИЕ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭВОЛЮЦИИ)
Catalog: Political science 
40 days ago · From India Online
ДЖАВАХАРЛАЛ НЕРУ - ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ
Catalog: History 
40 days ago · From India Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
127 days ago · From Gennady Tverdohlebov
ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА НАРОДОВ БРИТАНСКОЙ ВЕСТ-ИНДИИ В XIX ВЕКЕ
Catalog: History 
294 days ago · From India Online
СОВЕТСКО-ИНДИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 70-х ГОДАХ
Catalog: Political science 
297 days ago · From India Online
Summary A new concept of electricity is needed primarily because the modern concept of electricity believes that the conduction current is the movement of free electrons with stationary ions. But Faraday two hundred years ago put an experiment that showed that the conduction current is a movement, both negative and positive charges In addition, the current concept of electricity is not able to explain, for example, how an electric current generates magnetism, how superconductivity is formed, how the current is rectified, etc. The new concept of electricity must begin with the realization that the ether is not only the medium of light propagation, but the environment in which natural and artificial electric currents are distributed. Key words: superconductivity, photoelectric effect, current, electron, positron, graviton.
Catalog: Physics 
378 days ago · From Gennady Tverdohlebov

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ИНДИЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ СКВОЗЬ ВЕКА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster India ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.IN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK